Modern technology gives us many things.

Национальная станция

0 0

Национальная станция

Заявлено, теперь уже на официальном уровне вице-премьера Борисова, что Россия выйдет в 2025 году из проекта Международной космической станции и будет заниматься строительством национальной.

Решение, мягко говоря, странное. Хотя бы потому, что, во-первых, это фактически отбрасывает Россию на нулевой уровень. Развитие — это всегда старт с нового, более высокого рубежа. Когда вы возвращаетесь в точку ноль, это в лучшем случае признание ошибочности предыдущего отрезка.

А кто, простите, принял решение об утоплении национальной космической станции «Мир»? Да, именно он. А значит, именно этот человек несет ответственность за просчет стоимостью в десятки (а может, и того побольше) миллиардов долларов и потраченные зря и в никуда два десятилетия. Впрочем, какую область жизни России не возьми, потерянные два десятилетия везде. Космос — просто один из пунктов этого нескончаемого перечня.

Во-вторых, выйти из МКС, оставив там дырявые отсеки, не проблема. А вот создать новенькую с иголочки станцию — это уже вопрос. При той дичайшей деградации, которая накрыла не только космическую отрасль, а всю российскую экономику, задача может оказаться неподъемной. Тут сто километров трубы два года прокладывают, о чем вы вообще?

На выходе мы получим картину маслом: из МКС ушли, к национальной станции не пришли. Космос вышел из чата. Когда Путин отправится в Хельмхейм, после него останутся развалины древней высокоразвитой цивилизации и дикари с топорами. Китайскими, понятно, так как свое производство будет закрыто.

И вот здесь возникает еще один вопрос. А зачем России свой собственный национальный космос? Ну вот с практической точки зрения. Зачем?

Зачем он был нужен СССР, известно. Никиту Сергеевича Хрущева можно за разное называть нехорошими словами. Но именно в его правление (а значит, это решение ассоциируется именно с ним) были приняты два ключевых, можно сказать, стратегических решения.

Первое — Никита Сергеевич порезал надводный флот. За что его клеймят нехорошими словами.

И второе — мы вложили в ракеты и космос всё, что смогли наскрести. При том, что война закончилась совсем недавно, и страна все еще находилась в плачевном состоянии.

Логика была в обоих этих решениях, и они были абсолютно взаимосвязаны. Смысл заключался в следующем — противостояние с США имело критический фактор: наличие у Америки и ее союзников самого мощного в мире объединенного флота.

Соревноваться с ним прямо означало строительство советского флота сопоставимой мощи и возможностей. То есть — догоняющая стратегия. Которая сама по себе ущербна, а в нашем конкретном случае еще и нереальна: потянуть такие чудовищные затраты ресурсов в реальном положении, в котором находился СССР, было невозможно.

Одна авианосная группа эквивалентна по ресурсным затратам нескольким танковым армиям. А еще самолеты, а еще.. в общем, идея была так себе, тем более, что американцы ведь не сидели бы сложа руки, а ускоренно развивались. И догнав их, мы вдруг могли увидеть, что разрыв сократился очень ненамного.

Отсюда возникала вполне разумная идея — непрямой ответ. Соревнование в той сфере, где мы пока от американцев не отстаем. Это ракетная техника и космос. И ресурс был брошен именно сюда.

Возможности американского флота были купированы непрямым ответом — строительством подводных лодок, которые не могли уничтожить флот противника, но могли нанести удар по его территории. А вот космос давал Союзу преимущество, так как позволял полностью ликвидировать ключевой плюс океанского флота противника — мобильность и внезапность.

Возникал «баланс страха» – как только американский флот выдвигался на рубежи, советские генералы успевали отдать приказ и выдвинуть подводный флот на его рубежи.

Тогда логика космической гонки была очевидной: Союз лидировал, Америка догоняла. И даже если мы шли ноздря в ноздрю, это был стратегический паритет.

Вопрос: если сейчас вернуться в начало и снова начать делать то, чем в СССР занимались с семидесятых, то кто кого теперь будет догонять? И догонит ли в принципе, даже если не принимать во внимание технологическую и промышленную деградацию и отсталость? И для чего, кстати?

Сейчас гонка начинается за старт к другим планетам. Луне и Марсу в первую очередь. А значит, придется строить орбитальные базы уже там. А станция возле Земли — это база подскока.

Пока Россия построит свою базу возле Земли, пока она развернет строительство на орбите Луны и Марса, американцы уйдут не просто вперед. Они будут опережать на этапы. Поэтому российскую национальную станцию в лучшем случае придется перепрофилировать в орбитальный храм и возить туда статусных богомольцев на Пасху.

Раз уж было принято решение топить Мир и переходить к международным проектам, то пути назад нет. В этом случае путь назад — это немножечко завуалированный отказ от космоса вообще.

Ну так и нужно сказать. Прямо и честно — всё, ребята, мы дошли до ручки, дальше смысла нет. Кооперироваться с американцами мы не можем — наш президент полаялся со всеми, с кем только можно.

Остаются Венесуэла и Того, но с ними космос нам не светит. Своё мы если и построим, то только как памятник.

А скорее всего, и не построим. Так что давайте на сэкономленные построим еще две аквадискотеки и успокоимся. Не наше это.
Эль Мюрид

А заголовок твита, ну просто бомба! Северная Корея все ближе и ближе

Национальная станция

Даже и не знаю как эта история прошла мимо

Это депутат ГД РФ, дважды Герой СССР, первая в мире женщина-космонавт, вышедшая в открытый космос, С.Е.Савицкая
Светлана Савицкая категорически отказалась поддержать поправки Конституции

Но об этом не принято говорить.

Национальная станция

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Russian RU Ukrainian UK