Vibra - Всё для мобильной жизни!
 Все новости |  Статьи |  Обзоры |  Поиск |  Форум |  Друзья |  Реклама |  О сайте
Новые статьи Статьи // Украденные мобильные в Беларуси ищут и находят
Lenovo VIBE S1 Lite уже в продаже
Более месяца в режиме ожидания без подзарядки с мобильным телефоном Philips Xenium E103
Lenovo представляет смартфоны VIBE K5 Plus и VIBE K5 на выставке MWC 2016
Смартфон Lenovo X3 Lite (A7010) - уже в Беларуси
Xiaomi Mi 4i - китайский прорыв
До 3,150 музыкальных композиций без подзарядки. Смартфон Philips Xenium V377

Поиск по сайту
 
Рассылка новостей



Статистика





Реклама






 
  Украденные мобильные в Беларуси ищут и находят


    В Беларуси милиция заботится о жертвах мобильных воров. И хотя и здесь некоторые из подобных происшествий даже не попадают в милицейские сводки, неприятные инциденты нередко завершаются к полному удовлетворению потерпевших, т.е. телефон в итоге все же возвращается владельцу. Своим опытом, связанным с такой оказией, рассказал один из потерпевших. Между тем, история Андрея П. о том, как к нему вернулся его пропавший Siemens C60, во многом типична.

  Предистория

    Июльским вечером во время поездки в минском общественном транспорте пропал “ростестовский” (т.е. предназначенный для рынка России) Siemens C60, подключенный к МТС. Утром звонок на его номер дал предсказуемый результат – “Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети”. Заказ “детализованного отчета” через ИССА также не помог – SIM-картой после пропажи не пользовались…Настало время блокировать карту, впрочем, спешить с этим смысла не имело – сумма на счету была мизерной, а при “уходе в минус” исходящие звонки отключает сам МТС.

    Итак, надо приступать к общению с милицией. Упаковка с IMEI номером (уникальный идентификационный номер телефона, по которому можно отследить телефон в сети оператора) сохранилась, так что предварительно номер был внесен в IMEI Black list на Onliner.by, что называется, на всякий случай.

    Вначале был сделан звонок участковому инспектору милиции по месту жительства, однако когда во время разговора он упомянул, что в таких случаях делает запрос на МТС, VELCOM и “БелСел” (!) (который работает в стандартах NMT и cdma2000 1x, и в сети которого пропавшего GSM-телефона по определению быть не может), дальнейшее общение с ним было признано бесперспективным. В конечном счете, розыском похищенных мобильных телефонов (а были основания подозревать хищение, хотя и отсутствовали его явные признаки – например порезы одежды и т.д.), в основном, занимается отдел уголовного розыска (ОУР), туда и было решено обратиться. Опять же – в РУВД по месту жительства, прихватив с собой коробку от телефона с IMEI.

    Диалог с дежурным РУВД был примерно таким.

  - Что случилось?
  - Пропал, судя по всему, украден мобильный.
  - Где?
  - В транспорте.
  - Где обнаружили? Где? Так и езжайте туда…
  - Принять заявление обязан любой орган внутренних дел, куда я обращаюсь, а далее его можно переслать по подведомственности…
  - Ну если Вы такой умный – кабинет 28.

  Заявление

    Ожидание у вышеозначенного кабинета и общение с принимавшим заявление оперативным работником заняло минут сорок. Как и ожидалось, его компетентность в вопросе была гораздо выше, чем у участкового. Впрочем, самомнение о компетентности – еще выше. На вопрос о IMEI – при попытке показать на передаваемой коробке, где именно найти номер, последовало замечание – “знаю, и еще побольше, чем Вы”, что впрочем, далее не помешало ему сделать пару ляпов.

    Из диалога особо запомнился вопрос “С кем проживаете”, смысл которого до сих пор не понятен, и предупреждение об ответственности за заведомо ложный донос (о нем ниже). В записанном работником “объяснении”, куда были перенесены ответы на вопросы, значилось, каким маршрутом и какими видами транспорта следовал заявитель, то, что он был трезв и в транспорте было многолюдно, то, что телефон лежал в неглубоком кармане брюк и т.д.. А также имелась примерно такая формулировка “как пропал телефон – заявителю неизвестно, но потерять его он не мог”. В общем, логично, что из такой формулировки вытекает совершение кражи. Посему и последовала сентенция о статье 400 УК “Заведомо ложный донос” (1. Заведомо ложный донос о совершении преступления наказывается штрафом, или арестом на срок до трех месяцев, или ограничением свободы на сок до двух лет. 2. То же действие, соединенное с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении, либо с искусственным созданием доказательств обвинения, либо совершенное из корыстных побуждений, наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок). При этом имел место примерно следующий диалог:

    "Если заявить о краже вам подсказал друг Петя-Вася, а потом телефон найдется, и окажется, что вы его потеряли, то с этой статьей УК Вы познакомитесь вплотную… "

    "Очень хорошо, только со 100% вероятностью тот, у кого будет обнаружен телефон, скажет, что он его а) нашел; б)купил у малознакомого лица… А кража по определению является тайным хищением имущества, и я могу добросовестно заблуждаться, а не заведомо лгать, не так ли?"

    "Но если Вы найдете телефон у себя дома и т.д. и т.п…"


    Впрочем, учитывая, что заниматься розыском телефона предстояло сотруднику УР по месту обнаружения пропажи (существенная деталь – территориально относящемуся к Минскому району, хотя доехать туда можно минским общественным транспортом), а не принимавшему работнику милиции, его напор не был очень сильным. Ему же, записав объяснение, предложив его подписать и сопроводить фразой “С моих слов записано верно, мною прочитано”, следовало в заключение принять заявление о факте с отметкой о предупреждении заявителя об ответственности по статье УК 400. При написании заявления, оперативник пояснил – уточните, что именно вы просите – “Оказать помощь в розыске телефона либо лица, его похитившего”. “Искать лицо” было интересно в самую последнюю очередь… Получив талон о том, что заявление принято, “гостеприимный” РУВД можно было покинуть. Через день по почте пришло уведомление – заявление направлено по территориальности - в УВД Минского района…

    Шли дни, дни складывались в недели. Недели через две, после разговора с дежурным, а далее – с работниками канцелярии УВД Минского района выяснилось, – заявление таки пришло к означенному месту (что-то долго оно шло), находится там, но заниматься им будет отдел милиции соответствующего населенного пункта. Его начальник два раза в неделю приезжает в РУВД и забирает поступившие бумаги. Так что надо подождать еще неделю…

  Разбирательство

    Через неделю выяснилась фамилия сотрудника, которому собственно и предстоит заниматься заявлением. Связываемся с ним – просит подъехать и уточнить детали. Уточнение началось спокойно, затем закономерно перешло к статье 400. Переход сопровождался еще более интересным, чем все предыдущие, диалогом:

    "Был у меня случай. Девушка написала заявление, - украли телефон, указала по какой дороге она шла. Запрос к операторам, телефон обнаруживается у человека, как я знаю, вполне приличного, не вора, и он поясняет, что нашел телефон на дороге, как раз на той, по которой заявительница шла. Я к ней, спрашиваю – “так что же ты, коза?”. Ну она – “ой, извините, извините”…

    "Ну коза – не коза, а телефон нашли… А ей только это и надо было… И по 400-й вряд ли привлекли. А если это все говорится для того, чтобы я написал, что телефон потерял, с тем, чтобы его не искать и “списать” заявление, то это вряд ли. А “спишите” – придется обжаловать в прокуратуру."


    Разговор перешел на повышенные тона, но, в конце концов, сотрудник уверил, что милиция занимается, в т.ч. и розыском телефонов, пропавших при неизвестных обстоятельствах, например, когда человек, протрезвев после состояния сильного опьянения, вообще ничего не может пояснить, кроме того, что телефон пропал. Предположительно, ему все же не хотелось заниматься возбуждением уголовного дела и, главное, поиском, если все-таки имела место кража, вора, который, скорее всего, “работает” не на “его территории”, а в Минске. Сошлись на том, что запросы к операторам и поиск телефона осуществляется в течение двух дней, но записывается еще одно объяснение с формулировкой “впоследствии, обдумав произошедшее, пришел к выводу, что телефон мог быть потерян в автобусе, так как я сидел на сиденье и телефон мог выпасть из неглубокого кармана брюк” и “прошу уголовное дело не возбуждать”.

  Happy end

    Через два дня связываемся, получаю приглашение явиться в отдел милиции с коробкой от телефона. Подробности – при встрече. Впрочем, их не последовало – телефон вернули, попросив написать расписку в том, что он получен и претензий ни к кому нет. Вопрос о том, была ли все-таки фактически кража, никого не интересовал, впрочем, это уже не важно, - “по бумагам” ее не было, что абсолютно устраивало всех.

    Сотрудник милиции пояснил – “Повезло, что телефон обнаружился в сети МТС, сотрудники которой ответили на запрос – его приходится отвозить лично – в течение нескольких минут. В VELCOM попросили подождать неделю”. Из пришедшего несколько позже письменного ответа на заявление – об отказе в возбуждении потерявшего актуальность уголовного дела, выяснилось – телефоном через несколько дней после пропажи стал пользоваться гражданин, позже добровольно выдавший его сотрудникам милиции. Гражданин приобрел телефон по объявлению в газете “Из рук в руки” у ранее незнакомого ему парня по имени Андрей (тезка, однако). А по результатам проведенных мероприятий установить парня по имени Андрей не представилось возможным. Еще несколько деталей – во время отсутствия оригинальная “сименсовская” панель корпуса телефона (-$15) была заменена китайской (+$5), к тому же еще и “долго б/у” (+$2,5). В телефон была закачана коллекция картинок (в основном эротического содержания – без комментариев), и мелодий (здесь вкусы совпали) (+$5). Естественно, пришлось заплатить за новую SIM-карту МТС (-$4,5). Итого -$12. С учетом стоимости телефона $100 – в разумных пределах. Вот только жаль записную.

  Резюме

    Анализируя произошедшее, мог бы дать тем, кто окажется в схожей ситуации несколько советов. Во-первых, обращаться к сотрудникам уголовного розыска. Лучше - по месту обнаружения пропажи, - лично бы я сэкономил на этом массу времени. Во-вторых, – надо быть готовым к не очень приятным диалогам с предстателями милиции, - можно сказать – к давлению с их стороны – все-таки на психологию этих людей накладывает отпечаток повседневное общение с уголовниками. В-третьих – как не банально – говорить правду… Главное в такой ситуации – не терять надежду. Конечно, и IMEI может быть “перепрошит”, и телефон может “уехать” за границу – в ту же Россию, да и вообще – не использоваться в ожидании лучших времен… но как показала практика, вполне вероятен и happy end.

    PS. Увы, на роду именно этого телефона было написано – быть украденным. И если в Бларуси он вернулся владельцу, то на этом история не закончилась. После июльских перепетый он поехал с хозяином в Тульскую область России, был подарен его четырнадцатилетней племяннице. И в пионерлагере (или как там они сейчас называются) имени Саши Чекалина его через несколько дней украли. Как выяснилось из общения с милицией, писать заявление о краже особого смысла не имеет…Так что, если на бескрайних просторах России встретится Вам Siemens C60 с IMEI 351948001367148, знайте – украдут его и у вас… Так что лучше сразу верните его первому хозяину в Беларусь… :)

  Несколько фактов по теме

    В прошлом году 2800 похищенных телефонов возвращено владельцам благодаря мерам, принятым VELCOM совместно с правоохранительными органами. "С самого начала, когда пошел поток обращений в правоохранительные органы по поводу краж мобильных телефонов, и соответственно, правоохранительных органов к нам, мы провели ряд мероприятий и оговорили с правоохранительными органами условия работы в отношении похищенных телефонных аппаратов", - отметил директор VELCOM Николай Юшкевич, - "Отслеживание появления в сети похищенных аппаратов потребовало от нас закупок дополнительного оборудования, однако сейчас к нам нет претензий со стороны органов правопорядка в этом вопросе". В прошлом году к VELCOM поступило более 3600 обращений со стороны органов правопорядка. В результате около 2800 телефонов было найдено и возвращено законным владельцам. Представители МТС подобную статистику, увы, не озвучили.

    Кстати, на вопрос о том, чем в вышеописанном случае могла быть вызвана некоторая задержка с ответом VELCOM на запрос сотрудника органов, Николай Юшкевич еще раз подчеркнул, что компания плодотворно взаимодействует с правоохранительными органами и у них нет претензий к VELCOM, и пояснил, что возможно, в данном случае речь идет некоем человеческом факторе, недоразумении. Ведь в сети VELCOM упомянутый телефон не регистрировался, коль скоро он работал в сети другого оператора, и не исключено, что смысл ответа представителей возглавляемой им компании именно к этому и сводился, – т.е. в сети этого телефона сейчас нет, быть может, за неделю что-то изменится.

    Начальник ГУВД Мингорисполкома Анатолий Кулешов озвучил следующие цифры: "в первом полугодии в Минске было совершено 1425 краж мобильных телефонов и 37% процентов этих преступлений раскрыты". Раскрываемость карманных краж (кошельки, мобильные телефоны и т. д.), совершенных в городе в первом полугодии, по сравнению с аналогичным периодом прошлого, несколько повысилась, но по-прежнему остается незначительной — всего 13% (в прошлом году этот показатель составлял 10 %). По данным милицейской статистики, наибольшее число карманных краж в Минске совершается в среду, четверг, пятницу с 12 до 24 часов. Хотя "серьезных проблем при взаимодействии органов внутренних дел с операторами мобильной связи при раскрытии краж телефонов нет, скорость прохождения запросов могла бы быть большей", отметил Анатолий Кулешов (цитата по БелаПАН).

    Тридцатилетний Денис Сенекин заявил в милицию о грабеже, однако, в итоге сам оказался обвиняемым. Вечером он, якобы в изрядном подпитии, выходил из минского ресторана “Вернисаж”, двое неизвестных попросили закурить, и пока он доставал сигареты, один из неизвестных сорвал висевший на шее потерпевшего телефон и скрылся. Спустя месяц телефон был обнаружен в сети одного из операторов. Им пользовалась некая Настя, по ее словам аппарат был подарен отцом. Отец Насти, таксист, пояснил, что телефон нашел на сиденье машины после того, как вез подвыпившего клиента. Проверка подтвердила данные факты. В отношении заявителя возбуждено уголовное дело. С начала года Советским РУВД Минска расследовалось четыре уголовных дела по лжезаявлениям, похищенные мобильники, также фигурировали. Нынешней весной 30-летний минчанин Олег Жигадло за ложное сообщение о преступлении получил два года “химии” (по материалам газеты “Вечерний Минск” от 22.09. 2004. “Примет не запомнил. Да их и не было” Евгений Сачек)

    Из Постановления Коллегии Министерства связи Республики Беларусь от 28.10.2003. 3.2.В срок до 15 ноября 2003 года предоставить предложения по осуществлению контроля IMEI номеров абонентов на постоянной основе, в соответствии с решением Межведомственной комиссии по борьбе с преступностью, коррупцией и наркоманией при Совете Безопасности Республики Беларусь.

    Гражданский кодекс РБ содержит, в частности, следующие нормы о находках.

    Статья 228. Находка.

  1. Нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи, или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу. Если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, приобретает права и несет обязанности лица, нашедшего вещь.

  2. Нашедший вещь обязан заявить о находке в милицию или орган местного управления и самоуправления, если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны.

  3. Нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного управления и самоуправления или указанному ими лицу …

  4. Нашедший вещь отвечает за ее утрату или повреждение лишь в случае умысла или грубой неосторожности и в пределах стоимости вещи.
    Статья 229. Приобретение права собственности на находку.

  1. Если в течение шести месяцев с момента заявления о находке в милицию или орган местного управления и самоуправления (пункт 2 статьи 228) лицо, управомоченное на получение утерянной вещи, не будет установлено и не заявит о своем праве на вещь нашедшему ее лицу, либо в милицию, либо орган местного управления и самоуправления, нашедший вещь приобретает право собственности на нее. …
    Статья 230. Возмещение расходов, связанных с находкой, и вознаграждение нашедшему вещь.

  1. Нашедший и возвративший вещь лицу, управомоченному на ее получение, имеет право получить от этого лица, а в случаях перехода вещи в коммунальную собственность - от соответствующего органа местного управления и самоуправления возмещение необходимых расходов, связанных с хранением, сдачей или реализацией вещи, а также затрат на обнаружение лица, управомоченного получить вещь.

  2. Нашедший вещь вправе потребовать от лица, управомоченного на получение вещи, вознаграждение за находку в размере до двадцати процентов стоимости вещи… Право на вознаграждение не возникает, если нашедший вещь не заявил о находке или попытался ее утаить.

    КОАП РБ содержит, в частности, следующую норму. Статья 10.6. Присвоение найденного имущества. Присвоение найденного заведомо чужого имущества или клада - влечет предупреждение или наложение штрафа в размере до пяти базовых величин.

  Автор: Андрей Монкевич
  Статья предоставлена сайтом: MForum
  Опубликовано: 10.12.2004

[ вверх ]


 
При использовании материалов сайта, ссылка на Vibra.ws обязательна!
Замечания и пожелания присылайте вебмастеру
 © 2002-2017
 Vibra.ws